Библиотека имени В.М. Шукшина

8 Июня 2022

Эпоха Петра I


Друзья!

Приглашаем вас совершить историческое путешествие по интересным фактам из жизни Петра Великого по материалам портала Президентской библиотеки, а также посмотреть видеоматериал «Учителя Петра I», подготовленный специалистами библиотеки и представленный на портале учреждения.

8 июня 2022 г. наша страна будет отмечать 350-летие со дня рождения Петра I, прозванного Великим и ставшего первым Императором Всероссийским.

Пётр I – величайшая фигура в российской истории. Невозможно найти другого исторического деятеля, столь существенно повлиявшего на развитие нашего государства. Споры о нём начались при его жизни и продолжаются до сих пор. Одни видят в императоре разрушителя русской самобытности, другие – создателя подлинной России.

рис. 1 портретПрезидентская библиотека посвятила Петру Алексеевичу Романову, названному за его грандиозные свершения Великим, обширную подборку «Пётр I (1672–1725)», ставшую частью цифровой коллекции «Династия Романовых. Земский собор 1613 года». В подборку вошли исторические документы, деловая и личная переписка монарха, посвящённые ему исследования, библиография и многие другие материалы, которые дают читателю возможность больше узнать о личности Петра I и оценить масштаб его деятельности.

А также подготовила Интересные факты из жизни Петра Великого по материалам портала Президентской библиотеки.

 «В пятом часу утра 30 мая 1672 года, в день Исаакия Далматскаго, колокольный звон по всем церквам московским возвестил „всемирную радость“, как тогда говорили: у царицы Натальи Кирилловны, второй жены царя Алексея Михайловича, родился сын, названный в святом крещении Петром», – рассказывает об этом дне писательница Елизавета Разина в историческом очерке «Первый труженик земли русской» (1913).

Появление на свет царя-реформатора было предсказано заранее, сообщает нам издание 1875 года «Семнадцать первых лет в жизни императора Петра Великого»: «Рождение его облеклось в народе поэзией: рассказывали, что Симеон Полоцкий, первый учёный муж своего времени, наблюдал движение светил небесных, и за девять месяцев до рождения Петрова заметил пресветлую звезду близ Марса. Он предрёк царице рождение славнаго сына».

рис. 2 О рождении ПетраВ. Н. Олин в своей книге «О рождении Петра Великого: Предание», изданной в 1835 году, упоминает сразу несколько предзнаменований, которые предшествовали появлению на свет долгожданного наследника. Среди них и такое: «Некоторый юродивый, нередко навещавший Царя Алексея Михайловича по сочетании вторым браком, пришедши к Государю и приветствуя Его Царское Величество, говорил, что Царица Наталья Кирилловна через 7 месяцев разрешится от бремени Пахомием; что оный владеть будет великим костылём, и что высота Его будет 53 сажени». Автор объясняет данное предсказание: «Пахомий значит по-гречески могучий; великий костыль означает скипетр Императорский, а 53 сажени высоты – лета жития Государева».  

«К сожалению, мы слишком мало знаем о младенческих годах Петра, но из тех рассказов, которые дошли до нас, можно уже увидеть, что он был чрезвычайно живой ребенок и потому нетерпеливый, отличался сметливостью и любознательностью», – отмечает В. М. Сорокин, автор работы «Рассказы о Петре Великом» (1872). 

«Весело встретил жизнь царевич Пётр. Он был крепкого здоровья, красив собою; яркий румянец так и играл на щеках его; рос он как богатыри в сказках, не по дням, а по часам. Один современник рассказывает, что в десять лет он казался шестнадцатилетним», – пишет С. Е. Рождественский в книге «О Петре Великом», опубликованной в 1872 году.

В Московском государстве во второй половине XVII столетия европейское образование только входило моду. У старших братьев и сестры Петра – Федора, Софьи и Ивана – наставником был Симеон Полоцкий, один из образованнейших людей того времени. Самого же Петра учили по старинке – по церковным книгам. «Для обучения грамоте приставили к нему, по тогдашнему обыкновению, дьяка Зотова, человека раболепного…» – писал историк Василий Золотов в исследовании «История Петра Великого» (1872).

Публицист Борис Глинский в издании «Царские дети и их наставники» (1912) отмечает: «К чести Зотова надо отметить, что он не ограничил своего учительства такими несложными предметами, как простая грамотность и учение священных книг наизусть». Зотов составлял для царевича «училища» – тетради с историями из жизни царей – и поручал иллюстрировать их самым искусным художникам».

рис. 3 Рассказы о Петре«Первый учитель Петра был выбран очень удачно: он не только много знал сам, по тогдашнему времени, но и умел очень хорошо пользоваться удивительными способностями своего ученика, – отмечает В. М. Сорокин в указанном источнике. – Умный дьяк, поблажая пытливости и любознательности ребенка, рассказывал ему обо всём, что только знал хорошего у других народов, водил его по комнатам дворца, где были развешены разные картины, и, останавливая его перед всем мало-мальски замечательным, всё объяснял ему толково и заставлял потом повторять рассказанное, показывал изображения на рисунках разных земель, гор, рек и морей (географические карты), модели крепостей и иностранных кораблей. По его распоряжению были также нарисованы изображения наиболее прославившихся русских царей и их знаменитых подвигов и, таким образом, Петр видел перед собою русскую историю в лицах. В таких весёлых прогулках, в живых, занимательных разговорах передавалось ему множество сведений, которые не только обогащали его ум, но и чрезвычайно заохочивали его к наукам».  

А. Г. Брикнер в своей работе «История Петра Великого», изданной в 1882 году, со ссылкой на архивные документы отмечает: «Особенного внимания достойно то обстоятельство, что, как видно из архивных данных, в то время, когда Петру исполнилось двенадцать лет, ко двору были поставляемы для царевича разные ремесленные орудия, как-то: инструменты для каменной работы, для печатания и переплёта книг, а также верстак и токарный станок. <…>… между игрушками Петра занимало видное место разного рода оружие».

Неудивительно, что при таком воспитании мальчик стал рано проявлять интерес к военному делу. Сорокин приводит следующий случай, произошедший в юности с будущим императором: «Однажды Петру подарили, в числе многих других игрушек, маленькую саблю. Малютка, не обращая внимания на всё остальное, велел себя приподнять, поцеловал подарившего саблю в голову, опоясался – и с тех пор не только не снимал её днём, но часто даже засыпал с ней, воображая себя великим воином. Отец, видя в сыне особенную охоту к военным играм, велел собрать нескольких его сверстников из дворянских детей, и с ними-то ребенок проводил всё свободное время в разных военных упражнениях».  

рис. 4 История ПетраЭти детские игры Петра положили начало образованию регулярной российской армии: «Стали приглашать в потешные людей разного звания и уже не детей. Сперва в потешные поступали преимущественно из придворных конюхов; но потом стали записываться и другие, даже из некоторых знатных фамилий. Наконец в 1684 году открыто кликнули клич к охочим людям, и желающих стать в потешную дружину явилось много. Из них сперва составился один полк, а потом и другой; оба они были названы по имени слобод, в которых жил Пётр и его потешные: первый – Преображенским, а второй – Семёновским. Так и теперь называются два гвардейских полка, с которых и началось образование гвардии», – сообщает издание 1872 года «История Петра Великого (с 19 рисунками)»

Юный Пётр любил бывать в Немецкой слободе – месте поселения выходцев из европейских стран. Однажды, заинтересовавшись устройством и работой привезённой из-за границы астролябии, Пётр обратился за разъяснениями к голландскому предпринимателю Францу Тиммерману, который стал его учителем по геометрии, арифметике, артиллерии и фортификации. «Но каково, – писал Василий Золотов – было наставнику с таким учеником, который, по свидетельству современников, не умел ходить, а только бегал. Этим лучше всего выражается пылкость его души и ничем неудовлетворимое стремление к приобретению знаний». Однако, по свидетельству Бориса Глинского, Пётр «без труда скоро достиг до многосложной теории астролябии, затвердил все иностранные термины фортификации, вычислил размеры орудий и определил, при каких условиях, в каком расстоянии может пасть на данную точку бомба».

рис. 5 Учителя ПетраКонечно, своим образованием юный царь был обязан не только учителям и наставникам, но и собственной тяге к знаниям и любознательности. Об этом свидетельствуют многие издания, входящие в подборку Президентской библиотеки, в том числе и видеоматериал «Учителя Петра I», подготовленный специалистами библиотеки и представленный на портале учреждения.

Проявился в будущем императоре и интерес к морскому делу. Однако, как сообщает издание «Достопамятные сказания о жизни и делах Петра Великого», подготовленной редакцией журнала «Русская старина» к 200-летию со дня рождения императора, будущий создатель российского флота, одержавший не одну морскую победу, в детстве к воде испытывал сильную неприязнь. Причиной этому послужил случай, когда мать с пятилетним Пётром попали в разлившийся в половодье ручей: царица «увидя воду в карете несколько наклонившуюся и опрокинуться готовую (по крайней мере страх представил ей сие), сильно закричала. Царевич, от сего крика пробудившийся, увидя бледность испуганной матери, воду в карете и шумное стремление воды, столь был поражен страхом, что тогда же получил лихорадку».

Тем не менее, будущий император, который несмотря на «таковое отвращение от воды, что он не мог взирать на реку, на озеро и даже на пруд равнодушно», сумел преодолеть свой страх. Интересный эпизод из жизни Петра Алексеевича описан в этом издание :

рис. 6 Сказания о жизни и делах(Рис. 6.) «Наставник царевича князь Борис Голицын, желавший избавить его от водобоязни, на охоте намеренно завел Петра к реке, объяснив это необходимостью дать отдохнуть людям и лошадям. Затем он «не дожидаясь ответа, поехал через оную, а между тем все охотники, по предварительно данному приказу, раздевшись, очутились в реке купающимися. Сначала царь на это досадовал, но увидя князя переехавшего и с другого берега приглашающего его к себе, постыдился показать себя страшащимся воды и, сделав, так сказать, некоторое насилие над собой, осмелился въехать в реку и переехать оную. Все бывшие при его величестве и за ним следовавшие, ведая страх его, обрадовались сему, да и сам монарх ощутил уже в себе от всего переезда некое удовольствие».

 

AHЕКДОТ 92

ОТВАЖНОСТЬ ПЕТРА ВЕЛИКАГО НА МОРЕ

 Весьма удивительно, что ПЕТР Великий, не бывши с молодых лет приучаем к мореплаванию, и даже боявшись и не любивши в малолетстве проезжать для гулянья по реке Яузе в Москве, или по большому пруду в деревне, в последствии возымел великую и почти чрезмерную склонность к мореплаванию и не оставлял ее до конца своей жизни. Он следовал сей склонности, или пристрастию, с величайшею отважностию, и часто подвергал на море жизнь свою очевидной опасности, но, полагаясь на кормческое искуство, не оказывал притом ни малаго страха. Иногда боролся он с разъяренными волнами и жестокою бурею, при которой и самые искуснейшие мореплаватели лишались бодрости, и не только пребывал неустрашим, но еще и других ободрял, говоря им; «Не бойся! Царь ПЕТР не утонет; слыхано ли когда-нибудь, что-бы Русской Царь утонул.»

Некогда Государь пригласил иностранных Министров, находившихся при его дворе, ехать с ним для прогулки из Петербурга в Кронштат, где он «хотел показать им некоторыя новыя заведенея и часть своего флота, бывшаго в готовности к выходу в море. Они отправились с Его Величеством на Голландском буйере, которым сам Государь правил. На половине пути подул довольно сильный противный ветр с западу. Государь приметил вдали на горизонте туман и облако, из чего заключил он, что скоро поднимется буря, и сказал о том своим спутникам. Большая часть из них испугались тем паче, что неустрашимый Государь сам приказал опустить половину парусов и кричал матрозам, чтоб они остерегались. Некоторые видя, что противным ветром несло буйер назад к Петербургу, и Государь принужден был только лавировать, предложили Его Величеству, не угодно ли ему будет возвратиться в Петербург, или по крайней мере пристать в Петергофе, откуда они были недалеко. Но он почитая опасность не столь большою, как им казалось, а возвращение постыдным, отвечал только: «не бойся!» Между тем исполнилось, что он предусматривал. Поднялась жестокая буря с ужасною грозою, волны поднимались выше борта, и казалось поглощали буйер. Крайняя опасность была очевидна, и смертной страх являлся на лице у всякаго, кроме ПЕТРА Великаго и его матросов. Государь, занимаясь управлением судна и приказами, которые давал матрозам, не слушал частных представлений и просьб иностранных Посланников, пока наконец один из них подошедши к нему, в страхе говорил с важностию, ради Бога прошу Ваше Величество, возвратитесь в Петербург, или по крайней мере в Петергоф. Вспомните, что я от моего Короля и Государя не за тем в Россию прислан, чтобы утонуть. Если я потону, как-то весьма вероятно, то Ваше Величество должны будете дать в том ответ моему Государю.» ПЕТР Великий и в самой сей опасности едва мог удержаться от смеха и отвечал ему с весьма спокойным видом: «Не бойся, Господин Фон-Л. Если вы потоните, то и мы все потоним вместе с вами, и вашему Государю не от кого уже будет потребовать ответа.

Между тем Его Величество, усмотрев сам невозможность противиться буре и волнам, направил в сторону и прибыл наконец благополучно в Петергофскую пристань. Там подкрепивши спутников своих ужином и покалами Венгерскаго вина, ночевал с ними. На другой день на разсвете сам он отправился на своем буйере в Кронштат, оттудаж прислал несколько шлюбок с надежными людьми для перевозу своих гостей (*).

(*) От Генерал-Экипажмейстера Брюйиса.

"Подлинные анекдоты о Петре Великом" Я. Я. Штелина

 

Однажды в Измайлово, в амбаре, Пётр обнаружил старый английский бот. Мысль, что лодка может ходить против ветра, привела царя в восторг. Этого оказалось достаточно, чтобы он начал строить флот.

В электронной копии издания 1904 года «Русский военный флот» можно найти уникальный документ – «Снимок с собственноручной записки Государя Петра Великого о находке ботика и первых плаваниях Его Величества». Благодаря ему мы буквально можем увидеть, как произошла судьбоносная встреча, с которой началась история российского флота: «…случилось нам быть в Измайлове… и, гуляя по амбарам, где лежали останки вещей дома деда Микиты Ивановича Романова, между которыми увидел я (бот) судно иностранное. Спросил вышеречённого Франца, что то за судно, он сказал, что то бот английский. Спросил, где его употребляют, он сказал, что при кораблях для езды и воски. Я… спросил… какое преимущество имеет перед нашими судами… Он мне сказал, что бот ходит… на парусах не только по ветру, но и против ветру, которое слово меня в великое удивление привело… – пишет Пётр. – Вышеречённый Франц сыскал голландца ж Карштен Брандта, который призван при отце моём в компании морских людей для делания морских судов на Каспийское море, оный бот починил и сделал мачты и паруса…». 

рис. 7 Русский военный флот рис. 8 о голандце

Более подробно история этого судна, «которое уважали как святыню и оказывали почести как живому существу», описана в издании 1871 года «Дедушка Русского флота, ботик Петра Великого. 1688–1872», доступное в ЭЧЗ Президентской библиотеки. 

Много дало Петру его заграничное путешествие в 1697–1698 годах, когда он изучал артиллерийские науки в Кёнигсберге, кораблестроение в Англии и работал плотником на амстердамских верфях.

рис. 9 Петр Великий. Три чтенияНередко с топором в руках то на строительстве очередного дома, то на верфи при закладке нового корабля видели самого царя. «Пётр работник, Пётр с мозольными руками – вот олицетворение всего русского народа в так называемую эпоху преобразования…» – читаем в книге Соловьёва. – Он сам весь отдавался делу и неустанно требовал того же ото всех, начиная с простого работника и кончая важнейшими людьми в государстве. – Не мудрено поэтому, что прошло лишь несколько месяцев после основания Петербурга, а уже ближайшие к крепости острова и противоположный левый берег Невы были расчищены от леса и застраивались со сказочной быстротой. Царь сам чертил план города и указывал, кому, где и как строиться».

Пётр Великий остался в истории как правитель-реформатор. Его преобразования, сохранявшие общественный строй в целом, преодолевали отставание России от западноевропейских стран и усиливали её влияние на международные политику и экономику.

Как сказал в публичной лекции «Пётр Великий, как хозяин» (1903) историк Николай Фирсов, император «…в течение всего своего царствования стремился создать для России такие условия, при которых она могла бы двинуться возможно скорее и дальше вперёд по пути экономического развития».

Пётр I прекрасно понимал, каков способ создания этих благоприятных условий. Он заключается «…в развитии торговли и промышленности, в улучшении путей сообщения и в исправном порядке суда и расправы», – говорил писатель Пётр Петров в книге «Пётр Великий» (1872).

При этом, как отметил академик Яков Грот в своем выступлении «Пётр Великий как просветитель России» (1872), «не мог он распространить торговли без приобретения портов, а приобрести портов не мог без войны: потому регулярные войска для защищения государства и для распространения границ до моря были необходимо нужны». Благодаря активной внешней политике императора Петра устанавливались новые морские границы державы.  

рис. 10 ПВ как хозяин рис. 11 ПВ очерк рис. 12 ПВ как просветитель

     Азовские походы 1695–1696 годов дали России выход к Азовскому и Чёрному морям. В результате успешного завершения длительной Северной войны (1700–1721) были возвращены земли по берегам Невы, в Карелии и Прибалтике, ранее захваченные Швецией, и обеспечен выход к Балтийскому морю. После Персидского похода 1722–1723 годов Россия получила западное побережье Каспийского моря. Таким образом Пётр Великий осуществил своё «…стремление привить к бедному земледельческому государству промышленную и торговую деятельность, приблизиться к морю непосредственно, приобщить русский народ к мореплавательной деятельности народов Европы, разбогатевших и развившихся умственно», – писал военный юрист и историк Павел Бобровский в статье «Пётр Великий, как военный законодатель» (1887).

Внутренняя жизнь страны также претерпела значительные изменения во всех областях. Новой столицей России стал основанный в 1703 году Санкт-Петербург. Были созданы Сенат – высший орган государственной власти, и Духовная коллегия, позднее переименованная в Святейший Правительствующий Синод, в здании которого сейчас находится Президентская библиотека. Военная реформа позволила сформировать регулярную армию и флот на основании «Устава воинского» и «Устава морского». Много было сделано в царствование Петра в сфере просвещения и культуры – открыты Российская Академия наук, ряд высших учебных заведений и светских школ, первый российский музей и т. д.

Интересные подробности о жизни и деятельности царя-реформатора можно найти также в представленном на портале Президентской библиотеки многотомном труде одного из крупнейших российских историков Н. Г. Устрялова «История царствования Петра Великого», которому он посвятил 23 года своей жизни. По словам  автора, он «старался изобразить Петра в таком виде, как он был на самом деле, не скрывая его слабостей, не приписывая ему небывалых достоинств, вместе с тем во всей полноте его несомненного величия».

 Академик Сергей Платонов в книге «Пётр Великий» (1926) приводит слова Виссариона Белинского: «Пётр Великий есть величайшее явление не нашей только истории, но истории всего человечества».

«Величие» – это слово как нельзя более точно определяет личность Петра I. «Такого царя, как был Пётр Великий, – пишет П. Петров в „Очерке жизни первого императора Всероссийского“, – не найти в летописях целого света. Никто не сравнится с ним ни дальновидностью предприятий, ни обширностью ума».

«В глазах историка он стоит так высоко, что титул победителя, даже полтавского, является чем-то малым и односторонним, – пишет крупнейший русский историк С. В. Соловьёв в издании „Пётр Великий“ (1898), подводя итог подвижнической деятельности Петра. – Война, победа исчезают в своём самостоятельном значении, исчезает полководец, победитель, но тем выше поднимается великий человек, вождь своего народа в великом движении, охватившем весь организм народной жизни».

Ученик и продолжатель дела царя-преобразователя И. И. Неплюев, которого цитирует издание «Пётр Великий: личность и деятельность» (1926), сказал про Петра следующие слова: «Сей монарх отечество наше привёл в сравнение (т.–е. в равенство) с прочими (державами); научил узнавать, что и мы люди; одним словом: на что в России ни взгляни, всё его началом имеет, и чтобы впредь не делалось, от сего источника черпать будут».  

 «Но сколько бы ни прошло веков, как бы ни переменились исторические взгляды на петровскую реформу, какия бы ни явились у новых поколений идеальныя задачи жизни и деятельности, – всегда можно будет поучиться у Петра В. одному: бескорыстно, беззаветно, „не покладая рук“, трудиться на общую пользу…» – сказал Николай Фирсов.

10 февраля (28 января) 1725 года первый российский император скончался после болезни и был похоронен в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга.

 

По материалам с портала Президентской библиотеки https://www.prlib.ru


Поделиться страницей